Чайник Вина

1.Орландина   28,8k  56k
2.И ночь и день  28,8k  56k
3.Тайна   28,8k  56k
4.Слепой   28,8k  56k
5.Дети   28,8k  56k
6.Внутри собаки   28,8k  56k
7.Конь унес любимого   28,8k  56k
8.Чайник вина   28,8k  56k
9.Не вижу птиц я   28,8k  56k
10.Прощальная   28,8k  56k
11.Милая моя   28,8k  56k
12.Мы всех лучше   28,8k  56k

Алексей "Хвост" Хвостенко - пение, стихи
Борис "Боб", он же "Борюсик", Шавейников - барабаны
Дмитрий Матвеевич Матковский - ак. гитара, ситар, эл. гитара
Николай Ильич Рубанов "Колик" - бас-кларнет, дудук и др. дудки
Бондарик "Бонд" Виктор - бас
Литвинов "Паха" Павел - перкуссия
Володя (Матковский привел) - тромбон
Акимыч (Матковский привел) - виолончель
Аня, дочь "Хвоста" - пение
Озерский - не играл
Федоров "Ленька", "Леонид Федорович" Леонид - гитара, пение и проч.
Михаил "Мишутка" Раппопорт - звукопомощник
Саша Мартисов - зв. режиссер
Василий "Вася" Аземша - графика © 1992

Записано - январь-февраль 1992
Студия Творческого центра Куйбышевского района г. СПб

Орландина

история написания

В полночь я вышел на прогулку,
Шел в темноте по переулку.
Вдруг вижу - дева в закоулке
Стоит в слезах.
"Где, - говорю, - тебя я видел?
Кто ,мне скажи, тебя обидел?
Забыл тебя?
Ты Орландина, ты судьба моя,
Признайся мне, ведь я узнал тебя"
"Да, это я."

"Да, мое имя - Орландина
Да, Орландина, Орландина
Знай, Орландина, Орландина
Зовут меня.
Где-то, сказал, меня ты видел?
Знаешь что сам меня обидел?
Забыл меня?
Но для тебя забуду слезы я,
Пойду с тобой коль позовешь меня,
Буду твоя."

"Ах как хочу тебя обнять я,
Поцеловать рукав от платья.
Ну, так приди в мои объятья..."
И в этот миг
Шерстью покрылся лоб девичий,
Красен стал глаз, а голос птичий...
И волчий лик.
Меня чудовище схватило
И сладострастно испустило
Мерзостный крик.

"Видишь ли, я не Орландина.
Да, я уже не Орландина.
Знай, я вообще не Орландина.
Я - Люцифер!
Видишь, теперь в моих ты лапах,
Слышишь ужасный серый запах?
И гул огня?"
Так завопил он и вонзил свой зуб,
В мой бедный лоб свой древний медный зуб
Сам сатана.
Сам сатана.

И ночь, и день

И ночь, и день,
И сон, и смерть,
И небо, и вода.
Последний путь,
И первый снег,
И легкая звезда.
Земля и путь,
И сон и смерть,
И день, и ночь всегда.

Всегда легко,
Всегда легка,
Давным-давно, всегда.
И здесь светло,
И там светла,
Светла и далека.
И никогда никто-никто
Не будет никогда.

Скажи: "Прости",
Забудь, прости,
Запомни и прощай.
Не забывай,
Не вспоминай,
Скажи: "Не покидай."
Скажи: "Прости",
Прости, прощай,
Прости, пропой, прощай.

И ночь, и день,
И сон, и день,
И дом, и дым, и снег.
И свет в окне,
И свет навек,
Любовь и снег навек.
Любовь и снег,
И снег и свет,
И свет и смерть навек.

Тайна

Храните вечно тайну эту, не доверяйте никому.
Приносит ночь и блеск рассвета в прозрачных крылышках Амур.
Не слышен звон его крыла. Ах, неужели ночь ушла?..
Звенят-звенят колокола, она была белым-бела.

Храните долго эту тайну, как долгий полдень голубой.
Как взмах крыла, полет бескрайний над неподвижною волной.
Пусть лучше киса-синева поет одна любви слова,
Она по-прежнему твоя, она одна, всегда одна.

Вы эту тайну сохраните, храните золото любви.
А если спросят -- повторите слова последние мои.
Молчит заката красота, а в ней златая тайна та.
Я вам скажу один секрет: "Кого люблю, того здесь нет."

Слепой

Слепой не увидел, как море над лесом
В стакане пылало у водки-реки,
А в лодке сидели два пьяных балбеса
И в сторону леса по небу гребли.
По небу гребли...
По небу гребли...

Глухой не услышал, как падали в парке
Огарки медведей на рыб корабле,
А в клетках колес по следам зоопарка
Росли самолеты росли по земле.
Росли по земле...
Росли по земле...

Глупец не узнал, что есть умное средство -
Быть глупым до дней своей жизни конца.
А умный, ту мысль получивши в наследство,
В соседстве с глупцом лишь блистал иногда.
Блистал иногда...
Блистал иногда...

Поэт не пропел, что другие поэты
Ни песен не знают, не знают стихов.
И спел он про то, что и эти куплеты
Одеты в лохмотья и тень этих слов
Лишь тень этих слов...
Лишь тень этих слов...
Лишь тень этих слов...
Лишь тень этих слов...

Дети

Дети детишки дети деток детей

Внутри собаки

Внутри собаки жуть и мрак.
Внутри енота жуть и мрак.
Внутри рыбешки пустота.
Внутри бутылки пустота.
Внутри затылка пустота.
Внутри коровы жуть и мрак.
Внутри собаки,
Внутри собаки,
Внутри собаки жуть и мрак.
Внутри собаки,
Внутри собаки жуть и мрак.

Конь унес любимого

Спой мне, лебедь, птица белая,
Как его я люблю.
Спой мне птица-лебедь белая,
Как его я люблю.
Улетел он птицей-лебедем, кого я так люблю.
Белым снегом, белым лебедем, кого я так люблю.

Кони-лебеди под парусом, над волнами луна.
Вон летят они под парусом, а над ними луна.
Конь летел, как птица палая, в далекую страну.
Улетела птица радости в далекую страну.

Конь унес любимого в далекую страну.
Милого-любимого в далекую страну.
Шлем его серебряный далекий, как луна.
Белая, безмолвная, холодная луна.

Только знала птица белая, как его я люблю.
Только пела птица белая, как его я люблю.
Ну, так пой мне птица белая, как его я люблю.
Вечно пой мне птица белая, как его я люблю.

Конь, конь, конь унес любимого в далекую страну,
В далекую страну.
Конь, конь, конь унес любимого в далекую страну,
В далекую страну.

Чайник вина

А не пойду ли я собирать коноплю -
Ведь любимой уж нету со мной.
В одиночестве я мухоморы коплю,
Пропадаю в тоске неземной.
В одиночестве я мухоморы коплю,
Пропадаю в тоске неземной.

Или, может, иль мак собирать мне пора,
Если сух шестопаловый цвет,
Или попросту сесть на иглу на ура,
Если милой со мной уже нет?..
Или попросту сесть на иглу на ура,
Буде милой со мной уже нет?..

Волчий жмых, рыжий пестик, дурные врачи,
А колес лекарь в дом не везет.
Волки воют по зайцам на лунной печи,
А луна черепахой ползет.
Волки воют по зайцам на лунной печи,
А луна черепахой ползет.

Скоро тает гнила на язык белена,
Мокнут в пене извивы ужей.
Эй, слуга, завари-ка мне чайник вина,
Скоро ночь и проходит уже.
Эй, слуга, завари-ка мне чайник вина,
Скоро ночь и проходит уже.

Не вижу птиц

Не вижу птиц я в ветвях больших деревьев,
Не слышу птиц я в ветвях больших деревьев,
И твари пернатые высоко
Летят туда, где прежде не были,
Летят они на юг.

Не слышен щебет листвы в ветвях деревьев,
Не слышно щебета птиц в ветвях деревьев,
Лишь в водах недвижимых лунный блеск
Струится ввысь снегами белыми
И падает вдали.

В холодном небе стволы дерев пылают,
Осенний ветер огонь листвы срывает,
И листья угасшие улетят,
Как стая птиц, пути не ведая,
Неведомо куда.

Ты слышишь голос с небес исходит дальний.
Ты видишь ангел летит с небес печальный.
И облаком солнечным обоймет,
И унесет в страну далекую
Тебя, любовь мою.
Тебя, любовь мою.
Тебя, любовь мою.

Милая моя

Милая моя,
Не слышу пение твое,
Не слышу речи я твои,
Не вижу лика твоего,
Сиянье взора твоего.

Снимите с век моих слюду,
Гасите яркую звезду,
Пусть меркнет светоч огневой
Великой тверди золотой.
И догорает в тишине,
Как пропадает в вышине,
В тоске безрадостного дня
Звезда моя.

Меркнет звездное мерцанье,
Лишь стоит перед очами,
Словно сонное свиданье,
То небесное венчанье.
Снятся мне слова прощанья:
"Ты меня без меня не вспоминай."

Мы всех лучше

Мы всех лучше!
Мы всех краше!
Всех умнее и скромнее всех!
Превосходим в совершенствах всевозможные хвалы!

Наконец-то всем на радость
Мы теперь нашли слова такие,
Те, что точно отвечают положению вещей.

Славит Дева Козерога,
Хвалит Рыбу Водолей полезный,
Скорпиона тоже славят
Лев, Телец, Овен и Рак.
 

Золотой Стрелец с Весами
С Близнецами этой песней славят,
И мерцаньем восхваляют
Высоту любой звезды.

Мы всех лучше!
Мы всех краше!
Всех умнее и скромнее всех!
Превосходим в совершенствах всевозможные хвалы!

Водоплавающих малых
И больших огромных чудищ моря
Слышен рев самохваленья
Этой песней к небесам.

Мы всех лучше!
Мы всех краше!
Всех умнее и скромнее всех!
Превосходим в совершенствах всевозможные хвалы!

Киви-киви, моа-моа,
Дорогие птеродактили,
Вместе с птицей Эпионис
И веселой птицей Дром

Золотыми голосами
Вечного великолепия
Убедительно объявят
Несомненную хвалу.

Мы всех лучше!
Мы всех краше!
Всех умнее и скромнее всех!
Превосходим в совершенствах всевозможные хвалы!

Те, что с хоботом и с рогом,
Млеко-непарнокопытные
Ударяют в легкий панцирь,
Чтобы вновь провозгласить:

Мы всех лучше!
Мы всех краше!
Всех умнее и скромнее всех!
Превосходим в совершенствах всевозможные хвалы!

Человек, венец творенья,
Просто-напросто обязан славить
Этой песней совершенства,
Что дарованы ему.

Этой песней, этим гимном,
Громогласнейшим апофеозом,
Чудным звуком, трубным гласом
Должен славить сам себя.

Пойте с нами, пойте с нами
Пойте только так и не иначе:
"Мы всех лучше! Мы всех краше!
Одаренней и скромней!"

А когда мы засыпаем,
Вы проснитесь и хвалитесь нами,
Чтоб хвала не умолкала,
Чтоб всегда была слышна.

Наконец-то всем на радость
Мы теперь нашли слова такие,
Те, что точно отвечают положению вещей.

Мы всех лучше!
Мы всех краше!
Всех умнее и скромнее всех!
Превосходим в совершенствах всевозможные хвалы!
Наконец-то всем на радость
Мы теперь нашли слова такие,
Те, что точно отвечают положению вещей.

 © & YS, 1998-2002 | hosted by RiNet | webmaster@auctyonRambler's Top100ru