Ксения РОЖДЕСТВЕНСКАЯ

ЧЕТЫРЕ РЕЦЕНЗИИ НА ДИСКИ АУКЦЫОНА

 

"That really is truly amazing.
That is so amazingly amazing I think I'd like to steal it
."
Zaphod Beeblebrox, President of the Galaxy

ВЕРНИСЬ В СОРРЕНТО

Федоров с Гаркушей в 1986 году выглядели уже героями, но еще не идолами, уже шутами, но еще не философами. Альбом "Вернись в Сорренто" - своеобразное театрализованное аудиопредставление, заставляющее вспомнить о самодеятельных театрах не лучшего пошиба. Группа, узнаваемая и энергичная, производит здесь впечатление сборища развеселых ребятишек, решивших немного попеть-поиграть в отсутствии строгих родителей. Фирменный аукцыоновский стиль к этому времени еще не вполне сформировался, и впечатления цельности альбом не производит. Неудивительно: это была первая студийная работа группы, записывали "Сорренто" в разных студиях (что, впрочем, слушатель может и не заметить), а безусловные хиты "Деньги - это бумага" и "Волчица" сегодня кажутся слишком прямолинейными. Не спасает даже нарочитая театрализованность некоторых решений: ни пьяное "Вернись в Сорренто", задумчиво и самозабвенно исполненное Сергеем Рогожиным, ни детские голоса и марширующие солдаты в "Что делать". Да, в этом "Аукцыоне" еще не чувствуется безбашенного надрыва, который так цепляет в "Жопе", "Бодуне" и особенно "Птице". Но все же неожиданные аранжировки, смешение жанров, использование стихов Поля Элюара ("Что делать") и ностальгическая песнь любви, давшая название альбому, - все это недвусмысленно показывает, чего можно ждать от "Аукцыона". В 1986 году никто еще не мог предположить, куда все это приведет. Одно было ясно: не в Сорренто. (4.10.1999)

Д'ОБСЕРВЕР

Концерты Аукцыона всегда отличались абсолютным безумием и полным пренебрежением к слову. Во всяком случае, между "в начале было Слово" и "...начинается с вешалки" Аукцыон с удовольствием выбирает вешалку, за что и носит гордое название "шоу-группа". Слов на концертах просто не слышно. "Д'Обсервер", правда, исключение. Это концерт 1986 года, записанный в ДК Пулковской Обсерватории, и французский акцент здесь столь же уместен, как и нижегородский. Безалаберность, смешанная с некоторой утонченностью, дает потрясающие результаты: звук грязный, все играют как хотят, поют, не попадая в нотки, но драйв искупает все. Нежный, тщательно испоганенный голос Робертино Лоретти и кокетливый разговор "аукцыонщиков" с публикой окончательно убеждают слушателя в шизофренической сущности происходящего. Пожалуй, финальный трек с ответами на записки из зала и трогательными комментариями типа: "Последние строчки меня очень игнорируют", - самое интересное в этой записи, во всяком случае, это прекрасно вписывается в атмосферу ОБЭРИУ периода рок-андерграунда. А вой и бормотание Гаркуши-стихотворца ставит в "Д'Обсервере" жирную графоманско-эстетскую точку, доказывая: неправда, что вначале было слово. Не было слова. Было только шоу, оно и продолжается. (6.10.1999)

БОДУН

Мягкая шизофрения аранжировок, небрежные концовки песен, тревожная, царапающая музыка, удивленные интонации. Группа "Аукцыон" - это блаженненький, городской сумасшедший, бормочущий что-то посреди разлагающейся густой темноты. Он сам бормотанием своим создает эту темноту, безумно и безудержно улыбается, счастливый, не думает ни о чем. Он нервный, да. И это заразно.

Фраза кого-то из революционеров - "меня глубоко перепахало" - очень точно описывает результат аукцыоновского воздействия. Грубейшие стилистические ошибки, нехитрые, казалось бы, мотивчики, дефекты речи Лени Федорова - а все это вместе опасным сквозняком продувает мозги, пробегает по нервным окончаниям, сдвигает восприятие.

"Бодун" - альбом Великой Победы. Бессознательное начинает и выигрывает, мат в три хода и одиннадцать песен. Вас протащит через все круги похмельного синдрома - от первых осторожных аккордов безумия до нечеловеческих воплей: "Ну и зачем, зачем меня сделал-то? И пошто, пошто да недоделал-то?" И радостное предчувствие неминуемого, жестокого, нежного финала не покинет больше вас.

Так все и закончилось: глупая стюардесса из анекдота, которую мужик постоянно просил принести водички - "Ну, вы понимаете, я же с большого бодуна", - в конце концов поняла, что Большой Бодун расположен где-то в пустыне. Карманный апокалипсис открылся на нужной страничке. Городской сумасшедший, не обращая внимания на шуршащий вокруг песок, улыбнулся и закрыл глаза.

А когда говорят, мол, нынешний "Аукцыон" - не в пример хуже прежнего, не верьте: просто со времен "Бодуна" город изменился, и городские сумасшедшие эволюционировали вместе с ним. (2.10.1999)

ЖИЛЕЦ ВЕРШИН

Аукцыон в сегодняшнем своем обличии появился в начале восьмидесятых, хоть и существовал с 78 года под разными именами. Кто-то утверждает, что истоки этой команды - в западном панк-роке и музыке новой волны, кто-то различает в потоке аукцыоновских тем ска, реггей и джаз-рок. Но однозначно определить стиль команды невозможно. Уникальные и очень точные аранжировки, необычный вокал, театральность - все это плюс абсолютно шизоидные стихи сделало Аукцыон жильцом недосягаемых вершин русского рока. Его музыка вгоняет в транс, завораживает, доводит до истерики.

Данный альбом - не вполне обычный опыт для русского рока: бредовая изломанная музыка Аукцыона сосуществует с текстами одного из наиболее интересных русских поэтов Велимира Хлебникова. Хлебниковская заумь была попыткой передать идеи и эмоции через звук, а не через сочетание слов: "Бобэоби - пелись губы. Вээоми - пелись взоры".

Подобные тексты в исполнении Аукцыона выглядят абсолютно органично. Это родной аукцыоновский язык: лидер команды Леня Федоров считает, что слова берут начало в звуке, который, в свою очередь, рождается из музыки. "Я вообще к словам отношусь серьезно. Не верю я им. Потому и люблю "Жилец вершин", - говорит он.

Голос художника и барда Алексея Хвостенко (Хвоста) добавляет шарма звучанию альбома. Между прочим, Федоров считает "наиболее аукцыоновскими" именно альбомы, записанные при участии Хвоста ("Жилец Вершин" и "Чайник Вина"). (4.03.1999)

Эти рецензии украдены с ZVUKI.RU

 © & YS, 1998-2002 | hosted by RiNet | webmaster@auctyonRambler's Top100ru