Михаил Марголис

КОЛЛЕКТИВНЫЙ ПЬЕРО БЕЗ ЗАНУДСТВА И ДЕСТРУКТИВНОЙ ТОСКИ

 


Я знаю лишь одного абсолютно серьезного, прагматичного, целеустремленного, правильного, так сказать, человека, всегда готового с удовольствием и пониманием послушать группу АУКЦЫОН. Данный индивидуум - офицер налоговой полиции и кандидат юридичиских наук. Своим пристрастием к не юной уже команде стопроцентных питерских рокеров он меня удивляет, но,видимо, так всегда и удивляет любое исключение из правил. А правила таковы: уравновешенный реалист и добропорядочный гражданин цивилизованного общества должен считать АУКЦЫОН коллективом несерьезным, незначительным и в чем-то даже маргинальным и неэстетичным.

Право же, как еще относиться к музыкантам, усердно кривлявшимся на публике в процессе покорения сценических подмостков и мало что достоверно помнящим о собственном творчестве и биографии? Ничего возвышенного не услышите вы в их прозаических речах, никакими сакральными мыслями и радостью достижения высоких художественных целей не поделятся они с вами в застольных, дорожных, тем паче официальных беседах. Аукцыонщики, в сущности, не способны точно определить даже год своего рождения и природу своего названия.

Некоторые энциклопедические рок-издания, в которые по праву ныне включен АУКЦЫОН, утверждают, что группа образовалась аж в 1978 году. Если ориентироваться на школьную дружбу лидера команды Леонида Федорова и басиста Виктора Бондарика - утверждение опровергнуть сложно. Этот тандем действительно еще в ученическую пору организовал ансамбль, к которому позднее, на студенческом этапе, присоединился Дмитрий Озерский - одна из ключевых сегодня фигур АУКЦЫОНА, в то время выполнявшаяя весьма странные функции. Федоров говорит, что тогда Озерского "взяли неизвестно зачем. Он не умел играть ни на одном инструменте, но, правда, обещал научиться". Дима, к счастью, не только сдержал обещание, но и превратился в главного текстовика группы. О его значительной роли в АУКЦЫОНЕ мы еще вспомним, пока же вернемся на хронологическую тропу.

Итак, 78-й может называться стартовым годом АУКЦЫОНА весьма относительно. Есть в его истории и иные биографические даты, овеянные вроде бы безалаберностью, а на самом деле поразительно не суетным, свободным, импровизационным аукцыоновским духом. Например, год 1983-й. Легенда, претендующая на роль были, гласит, что именно 17 лет назад несколько музыкантов смаковали портвейн на одной ленинградской кухне и придумывали название своему ансамблю. Впечатляющее слово разыскивали в огромном словаре и дотошность отвлекаемых возлияниями искателей ограничилась буквой "а". Аббревиатура, абзац, ангажемент, аномалия, антреприза и еще ряд терминов, видимо, не произвели должного впечатления или были рассмотрены чересчур пристрастно, поэтому общую благосклонность снискало слово аукцион. Аукцион - понятие вполне конкретное и, естественно, вольнолюбивые аукцыонщики вскоре попали в жесткие тиски перманентного, доканывающего журналистско-фанатского вопроса: "А чего это вы так назвались?" Никакого концептуального объяснения по сему поводу у них заготовлено не было и на ум пришло гениальное решение, дата возникновения которого также может считаться днем рождения неподражаемой команды. АУКЦИОН переименовали в АУКЦЫОН. АУКЦЫОН это гораздо удобнее поскольку "вообще ничего не значит и не надо ничего объяснять". Вот вам и кредо, с которым супердрайвовая группа двигается по жизни и с которым вписалась в отечественные рок-скрижали.

Приблизителен и туманен не только аукцыоновский генезис, но и его жанровый фарватер. Ранние перфомансы данного коллектива, пронизанные странноватой, театральной эксцентрикой, визуальной антитезностью "попсоватого" солиста Сергея Рогожина и нервно-комичного долговязого шоумена Олега Гаркуши и репертуаром, в котором критикам справедливо слышались панк-рок, арт-рок, фанк, реггей, ска, новая волна и разве что не госпел и хэви-металл, - поддалкивали к рассуждениям о чрезвычайном эклектизме АУКЦЫОНА. Безграничную палитру дополнял питерский художник Кирилл Миллер, создававший для группы безумные прикиды и аналогичным образом гримировавший ее участников. Когда же Рогожин подался в более адекватный для него ансамбль ФОРУМ, а в АУКЦЫОНЕ возник неуправляемый балерун Вова Веселкин - группа совсем начала смахивать на передвижной балаганчик.

И было сие недурственно до поры до времени. Однако, аукцыоновский материал крепчал от программы к программе и все менее годился для увесилительной функции. Вернее, на концертах АУКЦЫОНА публика могла испытывать и проявлять те же эмоции, что и прежде, но на аудионосителях песни Федорова, Озерского и Гаркуши воспринимались уже по-другому. Live-выступления нивелировали многие достоинства аукцыоновских композиций. В них сложнее улавливались текстовая нетривиальность, драматизм, портретность и многослойная ассоциативность простых и, на первый взгляд, даже как будто бы случайно произносимых фраз, органично вплетаемых в столь же нетривиальные мелодические ходы и аранжировки. Через кассетно-пластиночную призму становилось заметно, что АУКЦЫОН - отнюдь не только энергетика, эксцентрика, ерничество и гротеск. Это еще грустные глаза клоуна. Это отчасти обэриуты, Северянин, Вертинский. АУКЦЫОН - скорее не коллективный Арлекин, а коллективеый Пьеро, к счастью без тоскливого занудства и деструктивного упадничества. Очень, между прочим, труднопокоримая задача: вылепливать достаточно глубокие, экзистенциальные в чем-то образы, руководствуясь принципом "концерт должен быть веселым и нам самим должно быть весело". Такое получается у по-настоящему талантливых людей. У АУКЦЫОНА получается.

Здесь самое время обратить внимание на персоналии. С некоторых пор, слава Богу, не только пристальные почитатели аукцыоновского творчества, но и обычные меломаны разобрались в идеологической иерархии группы. Проще говоря, народ усек, что АУКЦЫОН - не сольный проект Олега Гаркуши при поддержке группы товарищей. Гаркуша просто чаще оказывается на авансцене, он разговорчивее и фактурнее остальных участников коллектива. Поэтому, по словам саксофониста Николая Рубанова, на Олега как бы возложена ответственность за связи АУКЦЫОНА с общественностью.

При этом Гаркуша, конечно же, немаловажный участник творческого процесса. Он - хранитель фирменных аукцыоновских отличий, то бишь хранитель самого себя, ибо наличием в составе этого инфант террибля, скачущего по сцене в инкрустированном бижутерией пиджаке и периодически подвывающего что-то в микрофон, АУКЦЫОН принципиально и навсегда отличается от всех рок-команд планеты. Кроме того, Гаркуша иногда читает свои издевательские для академического вкуса добропорядочных граждан (см. начало статьи) стишата, что-нибудь типа: "Пропали уши у меня/средь бела дня...", и еще порой подбрасывает идейки для импровизации супертандему Федоров-Озерский. Вот они-то и есть главные в АУКЦЫОНЕ.

Федоров сейчас уже очевидно вышел из тени, причем без каких-либо специальных усилий со своей стороны. Он по-прежнему немногословен на людях, чуть не принципиально не поспешает за модой, утверждает, что даже видеомагнитофона у него нет, а про Интернет ему лишь рассказывали (хотя в глобальной сети существует не один аукцыоновский сайт и даже именной, федоровский, где он числится заведующим). Леня всего лишь нисколько не изменил стилю жизни, которого придерживался лет пятнадцать, несмотря на бурные перемены в стране и в мире. Ему не разонравилось заниматься искренней мкзыкой, той, в которой он может купаться сам по себе, не задумываясь, популярна ли она сейчас, хорошо ли ее воспримут, достойно и щедро ли оценят. И выясняется, что естественная позиция - самая верная. Стоило Федорову, и так-то не погружавшемуся в мейнстрим, удалиться от него совсем за горизонт - все заметили, какой он замечательный музыкант, может быть, вообще - гений, и еще раз отметили на ком, собственно, АУКЦЫОН держится и держался. Опять у Лени выходит все само собой, несерьезно как-то. Сидит, мурлычет себе под акустику " что-нибудь такое", а уважение и признание падают к его ногам.

У Озерского отношения с фартом не столь радужные. Может, как клавишник он и не достиг высот Лорда или Манзарека, но его талант пиита, на мой взгляд, явно недооценен. Дмитрий вряд ли бы затерялся на любом вечере нынешних поэтов-постмодернистов, а некоторые его вещи уже сейчас вполне могли бы вписаться в современные поэтические антологии.

Для АУКЦЫОНА Озерский создал предостаточно оригинальных текстов, но существеннее то, что синхронно с Федоровым, он продемонстрировал умение адаптироваться к другим формам, изменять партитуру языка, выстраивать, подобно Хлебникову или Крученых, свой звукоряд.

АУКЦЫОН записал когда-то классного "Жильца Вершин", справившись с велимировскими размерами. В "Чайнике Вина" нашлись варианты и для стихов Алексея Хвостенко. Ну что, казалось бы, еще придумать, чтобы не получилось повторов,не выглядело бы эрзацем на фоне собственных же, ранее изданных работ? Озерский придумал. Наверное, вместе с Федоровым он перерос АУКЦЫОН. Не то, чтобы перерос, просто на текущий момент все сказал для группы. Если соблюдать точность, то последний (и самый сильный) альбом, "Птица", основанный на своих текстах (то бишь на текстах Озерского), аукцыонщики записали в далеком 93-м. Вдумайтесь, это было 7 лет назад! Чудовищный срок для команды с 15-летней историей, которая в начале карьры чеканила достойные программы ежегодно. И причина "простоя", как выясняется, совсем не в утрате Озерским и Федоровым вдохновения, а в сделавшихся вдруг узкими (надеюсь, временно) для них рамках АУКЦЫОНА. Леня попробовал сначала старое по-новому на "Четырех С Половиной Тоннах", а ныне вот отыскал попутчиков в лице ВОЛКОВТРИО. И Озерскому удалось поддержать компанию. Недавно вышедший диск "Зимы Не Будет", возможно, в первую очередь творческая удача Дмитрия. Он создал своего "Жильца Вершин". Подарил российскому року (а этот альбом так или иначе все равно будут приписывать к рок-музыке) еще одну "нетленку". Озерский приблизился к Хлебникову и стопроцентной поэзии, пожалуй, значительнее, чем Дмитрий Ревякин, стремящийся к к подобному приближению целенаправленно и, к сожалению, волокущий за собой тяжелый груз лишних идей и умозаключений. А Озерский опять-таки сделал все как будто шутя, играючи, шаля, по-аукцыоновски. Потому, наверное, и приблизился.

"Солнце в губы крича/ День от месяца/ Нынче ключик, очаг/ Поднебесица...", "Тенью сокола/ Тихо ходит около/ Жидоголонога/ Солнце наголо/ Бегало и плакало/ Загазага...", "А я уже похоже не могу молчать/ От молчания лопается кожа на плечах/ Забываю знакомые имена/ Ощущение под превращается в ощущение на". Музыкантам, работающим с такими текстами, можно позавидовать...

Вернемся, однако, непосредственно к АУКЦЫОНУ. Существует еще один аргумент, позволяющий вести летоисчисление питерского коллектива с 1983-го года. Именно тогда басист АКВАРИУМА Михаил Файнштейн и приятель Олега Гаркуши, известный журналист Андрей Бурлака, посодействовали принятию группы в Ленинградский рок-клуб. Резон во вступлении в ряды организации, базировавшейся на улице Рубинштейна, имелся. "Членство в рок-клубе - поясняет Леня Федоров - позволяло хотя бы раз в год выступать на большой площадке, что было для нас немаловажно ". И аккурат после оформления членства в роке АУКЦЫОН дал свой первый клубный концерт. Наверное, этот "сольник" лучше всего и считать днем рождения группы. Забывчивые аукцыонщики, думаю, возражать не станут.

АУКЦЫОН - команда в буквальном смысле слова скитальческая. Не знаю, насколько уж дорога его "бескайфовая", но "долгая" она точно. Никогда аукцыонщики не имели постоянной репитиционной точки, не имели тем более доступа к какой-то профессиональной студии. На ранней стадии существования группы это бомжевание рождало забавные эпизоды. Репетировать приходилось в самых немыслимых местах и даже в федоровской квартире. Записывались, следовательно, тоже как и где придется. Однажды попытались даже усадить звукооператора на унитаз в туалете, но он запротестовал.

Похожая история с гастрольными вояжами. Благодаря своему немецкому продюсеру, по совместительству таксисту, аукцыонщики приобрели когда-то в Германии подержанный автобус, на котором по сей день умудряются путушествовать из Питера в Москву и прочие веси. За рулем иногда сидит кто-то из музыкантов. В одну из самых холодных зим в автобусе вырубилась печка и с декабря по февраль коллектив, желающий постоянного концертного веселья, катался на гастроли в бодрящей обстановке. Гаркуше тогда было легче всех, он неустанно пил горькую и особого дискомфорта не испытывал.

А теперь Олег не пьет. Съездил в Штаты, в клинику специальную, и "завязал". Думалось, что АУКЦЫОН с непьющим Гаркушей будет смотреться не столь выразительно. Но конвульсивный шоумен активность не снизил и пляшет с той же страстью. Говорит, что пока ему нравится состояние трезвенника.

Впрочем, Гаркуше сейчас и впрямь не обязательно кирять. Это когда Веселкин числился в группе, на сцене Олегу делалось жутко и алкоголь придавал необходимость бесстрашия. Партнерствовать в танце с Вовой нужно было осторожно. Гаркуша старался, но однажды все-таки не уберегся и достигший экстаза Вова сломал ему пару ребер. С другой стороны - Олег еще легко отделался. Как-то на концерте в одном из германских клубов Веселкин начал крушить о сцену и швырять в зал литровые пивные кружки. Олег признался после того выступления: "мысленно я уже приготовился к тому, что одна из посудин полетит мне в голову, обошлось...".

Что ждет АУКЦЫОН в дальнейшем? Предсказывать бесполезно. Логике эта группа неподвластна. Ни один из ее участников уже года три не в состоянии ответить, когда появится следующий аукцыоновский альбом и появится ли вообще? Точнее всех высказался Николай Рубанов: "Как звезды сложатся...".

музыкальный журнал "Свистопляс", сентябрь 2000 года.

 © & YS, 1998-2002 | hosted by RiNet | webmaster@auctyonRambler's Top100ru