Катерина НЕВИНСКАЯ

Интервью с АУКЦЫОНом

 

Зарубежные гастроли, которыми зачастую так кичатся российские исполнители, заносимые критиками в разряд популярных, мы – уж так исторически сложилось – воспринимаем как личное достижение этих групп. Хотя, возможно, это никакой не «прорыв в западный шоу-бизнес», а просто новый опыт, приобретаемый музыкантами. Или способ немного подзаработать – как кому больше нравится. О туре АУКЦЫОНА по штатам эксклюзивно для «МГ» организатор этих концертов – Максим Милендорф и – участники группы.

 М. Я 11 лет живу в Америке, закончил университет и теперь просто делаю то, что мне нравится. В принципе, я не занимаюсь организацией концертов как бизнесом, как это делают люди здесь, в Штатах. Я просто знаком с АУКЦЫОНОМ, люблю их музыку, помогаю им с концертами. Но я сам с этого ничего не зарабатываю.

Работаешь только с АУКЦЫОНОМ?

М. Да. Ну, вот недавно были концерты Федорова (с ВОЛКОВТРИО), я сделал им в Бостоне концерт, но, опять же, просто из-за знакомства с Леней.

Это клубные концерты?

М. Да, все, что делалось с АУКЦЫОНОМ, делалось в небольших клубах, от 150 до 500 человек по размеру.

То есть эти поездки окупаются?

М. Ну, я не хочу, опять же, ни за кого говорить, все бывает по-разному.

Все зависит от того, кто и как организует эти поездки. Бывает, что в России на концерты приходит больше народу, но в Америке билеты стоят дороже.

Мне просто действительно кажется, что это больше экзотика какая-то.

М. В Штатах есть большая публика для таких концертов, здесь есть разные люди, совершенно из разных концов России, с разными вкусами, и музыки здесь хватает на всех.

А что сами музыканты группы думают об этих гастролях?

Олег Гаркуша. Ну, мы уже не в первый раз ездим в Штаты, я уже не помню даже, в какой – третий или четвертый. И, конечно, впечатления у нас самые радужные. Последняя поездка была изумительной по всем параметрам. Во-первых, у нас было много концертов – восемь, по разным городам, - и, помимо этого, у нас еще была возможность отдыхать, смотреть страну. И это очень здорово, потому что, как правило, на гастролях редко бывает время смотреть на что-то: по большей части ты отдыхаешь или занимаешься переездами.

Николай Рубанов. Сентябрьская поездка мне понравилась. По ряду причин. Самая главная - мне нравится путешествовать и смотреть на мир, в данном случае на Америку. А если при этом еще играются концерты, к тому же весьма неплохие, то положительные впечатления еще больше усиливаются.

Что для вас концерты в Америке?

Н. Р. Для меня лично – это возможность увидеть новые места и новых людей.

О. Г. Если честно сказать, это некое средство заработать средства к существованию…

То есть это все же реально – заработать на концертах в Штатах?

О. Г. Да, хотя и не такие громадные деньги, как хотелось бы. Но, помимо этого, там возникает масса моментов таких: например, для людей, которые уехали в Штаты много лет назад, которые, ну, большинство из которых, знают музыку и нашу, и других групп… для них это… ну, счастье – не счастье, но, по крайней мере, большая радость – увидеть и услышать нас.

Макс, много нужно сил положить на организацию?

М. Я не профессионал и делал это в первый раз, я координировал поездку АУКЦЫОНА по нескольким городам, и в каждом городе были люди, которые непосредственно контактировали с клубами и занимались рекламой. Но вообще эти гастроли мы начали планировать за полгода.

В Штатах существует какая-то промо-сеть?

М. Конечно есть, но не на уровне «клубной музыки». Просто есть много-много клубов, и в каждом клубе есть агент или агентство, которое решает, кто будет играть музыку в этом клубе. Обычно это довольно бюрократическая система… Ведь для них главное, чтобы в клуб пришел народ. И они с опаской относятся к чему-то неизвестному. Когда я пытался снять в Бостоне клуб, они спрашивали у многих людей, даже у русских: а что это за группа – АУКЦЫОН? Они сами не знали ничего про эту группу и, конечно, волновались. 

Есть ли в Американских клубах некая система предварительного ознакомления администрации с группой, которую они приглашают? То есть, насколько я знаю, в европейских клубах от групп требуют представления CD…

М. Да, такое есть и в Штатах. Существует так называемый пресс-кит, в который входят компакт-диски, биография, статьи и так далее (можно по-разному это делать), но в основном тут ценится любая печать (упоминания в прессе), на английском языке, естественно.

Тут много факторов, которые влияют на окончательное решение агентства. Но также оно зависит и от личных связей. То есть если есть доверие к организатору, то он может просто позвонить и договориться…

То есть тебе не пришлось носить по клубам диски и вырезки из газет?

М. Нет, но их пришлось принести адвокату, когда оформлялись визы.

Как в Штатах принимают АУКЦЫОН?

М. Ну, во-первых, в Штатах мало еще видели АУКЦЫОН. Лишь в их последнюю поездку мы действительно попытались направить и рекламу, и вообще организацию концерта на американских зрителей, и это получилось. Например, на фестиваль в Портланде пришло очень много американцев. А как музыканты воспринимают эти поездки? Не знаю, многое ведь зависит от организаторов: можно приехать и не заработать ничего, а можно приехать и заработать немного денег. То же зависит от музыки. Например, Алла Пугачева, приезжая в Штаты, может рассчитывать на совершенно другие гонорары, чем, например, такие группы, как ДДТ или АКВАРИУМ. Хотя и они – группы непопсовые – рассчитаны на достаточно широкий круг людей, поэтому они могут собрать здесь крупные залы. Но вот в последний раз, когда Шевчук приезжал в Штаты (он тогда тут долго был, почти месяц), он давал сольные концерты. Не знаю, сколько в Нью-Йорке было на нем народу, но в Бостоне на его концерт в Синагоге пришло человек 300, наверное.

300 человек – это даже для нас мало. Для Штатов это нормально?

М. Понимаешь, просто там реклама появилась за месяц, а до этого никакой информации о концерте вообще не было.

Журбин говорил, что сейчас только в Нью-Йорке проживает миллион русскоязычных… На концертах ощущается, что их так много в Америке?

М. Знаешь, в Бостоне и в Нью-Йорке всегда были такие достаточно крупные русские общины…

А на концерты в основном русские ходят?

М. В основном да. Да и реклама рассчитана на русских. О концертах можно узнать в русских магазинах, как в музыкальных, так и в продуктовых. В последнее время в Интернете масса рекламы: очень много русскоязычных веб-сайтов. Просто, понимаешь, американский слушатель больше ориентируется на слова, и русскоязычная музыка их выбивает из колеи. Когда звучит какая-то музыка, которую они еще могут воспринять, но там поется что-то непонятное… Хотя в Сиэтле и в Портланде американцы вникали в музыку.

Или пытались понять, о чем поют?

М. Они получали удовольствие. Действительно.

О фестивале  Портланде («Northwest Music Festival»)

«Последним, что мне суждено было увидеть в моем закулисном путешествии, была пестрая толпа и размеренный неумолкаемый ритм. Санкт-Петербургский АУКЦЫОН вышел на сцену и потряс аудиторию своим яростным, энергичным выступлением, которое прозвучало словно славянский карнавал семнадцатого века, дошедший до состояния экстаза. Вслушиваясь в невообразимые аранжировки, в ритмах и гармониях которых не было даже и намека на западную культуру, и наблюдая за тем, как тубист и трубач театрально хлопают друг друга по плечу в такт песни, я и не заметил, как перенесся в другую вселенную. Как и во всех моих поездах, наполненных событиями, я под конец чувствовал себя возбужденным и в то же время истощенным. И, несмотря на все новые звуки и зрелища, мне еще раз напомнили, что музыка не знает государственных границ и разговаривает на языке, всем нам понятном», Scott D. Lewis, “The Oregonian”, сентябрь 2000 г. (Перевод Дмитрий БАСИКОВ)

О. Г. В этот раз были моменты очень интересные: мне, например, очень понравилось, что на наших концертах публика была американская, а не русская… Ни в коем случае я на русскую публику не грешу, но мне интереснее в Америке выступать перед американцами, то есть узнать их реакцию на то, что мы делаем. Вот, например, в городе Портланде. У нас было два концерта, в фестивальной программе и сольный, и на фестивале в зале были почти все американцы, и было просто супер перед ними выступать…

Н. Р. Да, а сольный концерт мы давали просто в клубе. Кстати, хозяин этого заведения сначала был очень скептические настроен: ведь только что закончился портландский фестиваль… и вообще, мало того, что по воскресеньям в Штатах на концерты ходить не принято, так еще и мы – группа, там не известная. Но он пошел на эксперимент и не пожалел: и сам повеселился, и народ в клуб пришел, денежки потратил.

Можно ли сравнивать ваши американские и европейские концерты?

Н. Р. Я не могу что либо утверждать про американцев, так как у нас было очень мало концертов для американской публики, что же касается европейцев, то в Северной Европе отношение к иностранным исполнителям более теплое, люди воспринимают музыку как она есть, без географической привязки. Французская публика больше ориентируется на средства массовой информации. Хотя все это бред – хорошая музыка не имеет национальности.

О. Г. Нам много приходилось ездить по Европе… Мы были во Франции, Германии, Дании и так далее… И каждая страна на наши песни по-разному реагирует на музыку. Вернее, в конечном счете, все реагируют одинаково, но воспринимают по-разному. Вот, допустим, французы, они первые минут сорок не реагируют вообще, хотя потом их не остановить, а немцы реагируют практически сразу… Я сейчас не помню, как там другие народности реагируют…

А американцы?

О. Г. Вот с американцами сложнее, потому что американцев на наши концерты приходит… ну, как вам объяснить… мало. Вот выступать, чтобы только перед американцами, - такое было у нас лишь в Портланде, пожалуй. Все остальные города, они перенаселены… не знаю, как сказать… русскоязычным населением. Там очень много русских, и поэтому трудно понять, кто в зале. То есть там есть американцы, конечно, но их не такое большое количество, как нам хотелось бы.

На что реагируют американцы? Просто на музыку?

О. Г. Это же очень просто! Вот, скажем, я не знаю английского языка, но я слушаю BEATLES или какую-то другую группу, и мне она нравится, я получаю заряд. Я не знаю, о чем они поют. Но есть, естественно, какой-то энергетический момент, то есть через музыку мне передаются какие-то образы, мысли. И у нас была масса моментов, когда в той же Германии люди, не знающие русского языка, подходили к нам и говорили – вот эта песня о том-то? Да. А вот эта песня о чем? Об этом? Мы говорим – да. То есть они каким-то образом догадывались, о чем песня.

Мистика.

О. Г. Может, это движениями своими я показываю, а может, сама музыка повлияла: показала, в чем дело, в чем ситуация.

Американцы, кстати, не воспринимают ваше поведение на сцене как заранее подготовленное шоу?

О. Г. Мне лично этого не говорили. Но у нас был момент очень давний, когда у нас еще танцор был, Веселкин. Так получилось, что на одном из концертов в Германии он разбивал на сцене пивные кружки и был весь в крови, и все мы тоже. А немцы потом подходили к нам и говорил: «О, как у вас все продумано! Какая-то у вас там краска?» – не зная о том, что это вовсе даже и не краска. Так что не знаю, может, американцы что-то себе такое и думают, потому что у них же несколько иное мышление, чему нас, у них же все работа, они все в работе. Это у них постановка всё. А я же знаю, что всё, что я делаю, это импровизация, на 99 % импровизация, а никакая не постановка.

Макс, сравнивая два концерта, которые ты организовал для АУКЦЫОНА и ВОЛКОВ-ТРИО в Штатах, очевидцы отмечали качественное различие в их атмосфере. Если АУКЦЫОН даже в Бостоне, в клубе, смог воссоздать русскую атмосферу, то ВОЛКОВ-ТРИО это не удалось…

М. Просто музыка у этих групп совершенно разная, эти коллективы нельзя сравнивать, они сделаны на совершенно разную публику. На концерте ВОЛКОВ-ТРИО были определенные сложности с организацией, может, не все удалось: например, на их нью-йоркское выступление могло прийти больше народа, но… 

У АУКЦЫОНА ведь это не был единственный концерт. Наверное, вообще имеет смысл возить русскую группу в Штаты только на серию концертов, то есть делать тур?

М. Ну, у кого как. Вообще, когда группа в первый раз приезжает, тогда может быть 2 или 3 концерта, но вообще организаторы пытаются, конечно, несколько городов охватить.

Кроме АУКЦЫОНА ты собираешься кого-то привезти?

М. Я всегда оказываю какую-то элементарную помощь музыкантам. Часто сюда приезжают разные люди. В частности, скоро в Штаты приезжает Борис Шавейников, барабанщик группы АУКЦЫОН, и я поеду к нему, потому что хочу просто встретиться с ним. Также я немного помогаю Борису с концертом в Бостоне. Но это не коммерция, потому что, во-первых, и деньги-то здесь небольшие, а во-вторых, когда пытаешься большой кусок «торта» отрезать, то ущемляешь и музыкантов, которым, соответственно платят меньше, и зрителей, для которых билет стоит дороже.

Поедете ли вы еще в Штаты?

О. Г. Наверное, как всегда, мы поедем в конце лета или осенью. Это от Максима зависит. Захочет ли он этим заниматься и когда. Но я думаю, что он что-то будет делать наверняка.

Интервью прислано Азефом

 © & YS, 1998-2002 | hosted by RiNet | webmaster@auctyonRambler's Top100ru